Один на один с разорванной душой

  • 08 января 2019 17:12:17
  • Отзывов: 0
  • Просмотров: 136
  • 0

Юный родственник моей подруги вместе с родителями попал в автомобильную катастрофу. Его отец с матерью погибли. Мальчик видел их изуродованные тела, кровь в салоне искорёженного автомобиля, а вокруг горящие машины. Он чувствовал смрад гари, слышал ужасный вой сирен, крики раненых и спасателей. Вот только несколько мгновений назад было солнце, дорога открывала манящий голубой горизонт, мальчик рассказывал родителям весёлую историю из школьной жизни, и они втроём так счастливо и беззаботно смеялись… И вот он оказался в аду…

Подросток не только остался жив, но и мало пострадал: перелом предплечья был вылечен без всяких осложнений. Он поселился у деда с бабушкой, которые окружили его заботой и любовью. Но мальчик не откликался на их ласку и внимание, днями сидел один в комнате, ни с кем не разговаривал и не хотел играть со сверстниками. Пришло 1 сентября, а мальчик ни в какую не соглашался идти в школу. Дед и бабушка забили тревогу…

А вот история, рассказанная в областной прокуратуре. Единственного 26-летнего сына, чтобы завладеть его автомобилем, тяжело ранили бандиты. Через полгода парень умер, а следом – его отец: от инфаркта. Человек не вынес горя…

К чему эти примеры? К тому, что эти люди, как и многие, многие другие, перенесли посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и нуждались в помощи специалистов. Чтобы не случилось непоправимое. Но ведь недаром говорят, что у прошлого нет сослагательного наклонения. Тех, кто ушёл, не вернуть. Но зато ещё можно помочь тем, кто живёт и сегодня с посттравматическим стрессовым расстройством. Жизнь этих людей порой и жизнью-то нормальной не назовёшь. Посудите сами.


ЧТО ЗА ЗВЕРЬ – ПТСР?

Посттравматическое стрессовое расстройство возникает у людей, побывавших в ситуации, представлявшей угрозу их жизни или окружающих. При этом они испытывали страх, беспомощность или ужас. Воспоминания об этой ситуации приходят к ним в виде кошмарных снов или навязчивых мыслей. Либо они испытывают стресс, сталкиваясь с напоминаниями о подобных ситуациях.

Эти люди пытаются избежать любых напоминаний о травме. Иллюстрацией этого симптома может стать случай с моей дочерью. Когда она возвращалась со школы, ее на пешеходном переходе сбила машина. Дочери повезло: она отделалась сотрясением мозга, вывихом лодыжки и ссадинами. Но ещё долгое вре-мя девочка начинала плакать, как только мы приближались к тому месту, где с ней случилась беда. Не думаю, что и теперь, по прошествии многих лет, она с равнодушием идёт по этому маршруту… Страдающие посттравматическим стрессовым расстройством испытывают чувство отчуждённости от окружающих, не строят планов на будущее. Они имеют проблемы со сном, концентрацией внимания, постоянно насторожены или переживают внезапные вспышки гнева. Именно поэтому выражать сочувствие людям с ПТСР многие предпочитают на расстоянии. Болезнь портит характер настолько, что близкое общение с таким человеком становится невыносимым. Таких примеров немало.

Так каждый второй из тысячи воинов-интернационалистов, как свидетельствовал опрос, проведённый полтора десятка лет назад, разводился или вообще не решился вступить в брак. Каждый третий нигде не работал, причём не обязательно по причине слабого здоровья.

Больной посттравматическим стрессовым расстройством жалуется на повышенную тревожность, утомляемость, склонен к депрессиям и суициду, повышено конфликтен либо избегает общения даже с близкими родственниками. Бывший руководитель Республиканского научно-исследовательского центра медико-психологической реабилитации (эта структура уже не существует) доктор медицинских наук, доцент Андрей Пушкарёв, ныне, к прискорбию, покойный, в свое время глубоко изучал эту проблему. Он рассказывал мне, что некоторые
«афганцы» живут в одиночестве, например, на дачах, куда родственники изредка завозят еду: других контактов эти отшельники не приемлют.

Больной ПТСР часто страдает от болей в области сердца и суставов, хронического мышечного напряжения, затруднённого дыхания. Нередко он заболевает язвой желудка, колитом, гипертонией, бронхиальной астмой, ишемической болезнью сердца… Есть люди, у которых расстройство протекает особенно тяжело, осложняется дополнительными болезнями, так что они нуждаются в социальной поддержке, а порой и в установлении группы инвалидности.

ВАМ – ДИАГНОЗ

Однако недуг – посттравматическое стрессовое расстройство – преодолим. Плохо то, что пациенты на ПТСР жаловаться не умеют. Специалисты – психологи, психотерапевты и психиатры
– распознают его редко. Для комплексного лечения нужны условия. А в Беларуси долго не существовало даже этого диагноза, хотя в мире он появился в 1980-х годах, был включён в международную классификацию болезней 10-го пересмотра. Об этом мне рассказывал Андрей Пушкарёв:

– В 1999 году мы разработали и описали критерии диагностики. Очень долго пришлось объяснять смысл диагноза нашим медикам. Сначала многие понимали буквально: должно ногу оторвать или контузить. А что такое психическая травма? Но постепенно диагноз укоренился. Затем издали методичку по лечению, разработали инструкцию по определению степени ограничения жизнедеятельности.

...Больные посттравматическим стрессовым расстройством избегают контактов с врачами, разговоров о своих проблемах. Пока не затронешь травматический опыт, человек ведёт себя адекватно. Он может чрезвычайно хорошо характеризоваться по месту учёбы или работы, а дома вести себя, как тиран. Но к психотерапевту больной сам не пойдёт: он считает, что с ним всё нормально. Человек не понимает, что его расстройство – реакция психики на бывшую когда-то ненормальную ситуацию.

Если люди с посттравматическим стрессовым расстройством обращаются к специалистам, то жалуются на проблемы, которые есть практически у каждого. Например, на бессонницу – им выписывают снотворное. На взаимное непонимание с родителями – психолог объясняет, как наладить отношения с отцом и матерью. Но это только симптомы! Борьба должна быть направлена на саму болезнь. Чтобы человек, а в первую очередь – ребёнок, не остался один на один с разорванной душой.

ВОЙНА С РАССТРОЙСТВОМ

Существует мнение, что данный диагноз присущ только воинам, участвовавшим в боевых действиях. Это неверно. Даже участие в войне необязательно приводит к посттравматическому стрессовому расстройству. Подробный опрос в своё время около тысячи «афганцев» помог выявить отдельные признаки ПТСР у менее 63 % из них. Диагноз же был поставлен лишь в 38 % случаев. Многим излечиться помогла вера в Бога, кому-то – работа с подростками: по допризывной подготовке, в кружках выживания или спортивных секциях. В данной ситуации важно, чтобы человек не замыкался не только в себе, но и в ветеранской среде. Если больной ПТСР воин-интернационалист ограничивал круг общения только братьями по оружию, других же считал жестокими и подлыми, то клинические проявления нарастали.

Однако симптомы посттравматического стрессового расстройства обнаруживаются у самого разного контингента: будь то девушка, сделавшая в юности аборт, или парень, подвергшийся нападению хулиганов. Или, как в приведённом выше случае, когда ребёнок перенёс страшное потрясение, попав в автокатастрофу, в которой погибли родители. Эти люди пережили реальную угрозу своей или чужой жизни, испытали так называемый биологический страх. И вот…

Центр медико-психологической реабилитации на базе НИИ медико-социальной экспертизы и реабилитации был создан в Минске в 1994 году специально для исследования посттравматического синдрома у «афганцев». Он частично финансировался из бюджета Союзного государства. Прогресс наблюдался у 85 % пациентов. Разработанные в центре методики успешно применялись при реабилитации людей, переживших трагедию на Немиге.

ЛАРЧИК ОТКРЫВАЕТСЯ

Тогда опыт был обобщён в единственном специализированном методическом руководстве для врачей и психологов СНГ. Книга А. Пушкарёва, В. Доморацкого и Е. Гордеевой «Посттравматическое стрессовое расстройство: диагностика, психофармакотерапия, психотерапия» вышла в Москве.

Мало того, что закрывать глаза на проблему и оставлять людей с ПТСР без поддержки бесчеловечно, это совершенно невыгодно государству. Зарубежный опыт свидетельствует, что особо экономически эффективна реабилитация, в которой сочетаются лечение и социальная поддержка. Больные, как правило, находятся в активном возрасте, но учиться или работать не могут. Им очень трудно с кем-то ужиться. Они создают проблемы близким, иногда становятся опасными. В психотерапии не дождёшься позитивного результата, если пациент не хочет сотрудничать с врачом. Поэтому в программе лечения посттравматического стрессового расстройства подразумевается образовательный этап. Во время него обратившимся за помощью рассказывают о том, что с ними происходит и почему. Разобравшись во всём этом, они начинают понимать, как можно изменить ситуацию. Ведь, например, с помощью специальных движений человек может снять у себя приступ ярости или крайне неприятные воспоминания. Именно эти воспоминания, воспроизводимые в сознании фотографически точно, – характерный признак расстройства. Снова и снова к больному ПТСР может возвращаться картина страшного события. И иногда в таких случаях всё чаще человека тянет к спиртному. Этот замкнутый круг помогут разорвать лишь специалисты и реабилитация.

Много сил пациент тратит на подавление этих воспоминаний. Во время реабилитации он направляет энергию на избавление от недуга. Например, при злоупотреблении спиртным, больной попадал в поле зрения нарколога, а чем он мог помочь, если эти люди не алкоголики? Именно реабилитация приводит к тому, что пациент не нуждается в спиртном как в лекарстве. Уменьшается конфликтность. И даже если отдельные симптомы иногда возвращаются, больной, пройдя обучение саморегуляции, сам справляется с ними. Интересно, что пройдя испытание ПТСР, преодолев его, люди становятся даже более выносливыми, чем те, что не имеют травматического опыта.

Обращаюсь к педагогам, родителям и близким тех, кто перенёс психологическую травму. Мне хочется сказать словами Юлиуса Фучика: «Люди! Будьте бдительны». Возможно, прямо сейчас рядом с вами находится человек, взятый в плен посттравматическим стрессовым расстройством. Вызволить его оттуда сможет, конечно, лишь специалист, но разглядеть беду и не дать ей разрушить чью-то жизнь, привлечь внимание врачей, в ваших силах. Не оставляйте никого один на один с горем.


Автор: Елена Романова

Фото: Дениса Малышица

 
Отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста зарегистрируйтесь