Баллада о доблестном рыцаре

Кто из нас в юности не увлекался рыцарскими романами? Не спорю, есть и такие индивидуумы. Но их, к счастью, не так уж и много. Во всяком случае, хотелось бы в это верить.
Большинство же из нас взахлёб зачитывались историями об отважном Айвенго, благородном Тристане, храбром Ричарде с львиным сердцем, великодушном Ланселоте…

А уж сколько девичьих сердец заставили трепетать легенды об их неземной любви к своим прекрасным дамам… Сколько томительных девичьих вздохов всколыхнуло ночную тишину. Сколько белых пушистых жаб сдавило нежные девичьи грудки… Не всегда нежные. Не всегда девичьи. И, что естественно, не всегда те жабы были белыми и пушистыми. Иногда очень даже зелёными и противными.

А чего вы хотите?.. Значит, в те далекие времена дам любили красиво. Ах, до чего же красиво их любили! Им-де, тогдашним, и подвиги, и сонеты, и стихи при луне.
А мы? А как же мы?.. Мы же лучше! Мы и умнее. И красивее. И что?! И где же наши благородные вздыхатели? Где турниры в нашу честь? Поединки? Подвиги? Где всё это?.. В лучшем случае – стикер в вайбере... Букетик в Фэйсбуке... Несправедливо!

Здесь я бы остановилась и передохнула. А затем более пристально присмотрелась и к самим рыцарям. И к их подвигам. И к их жизни, образ которой, уж поверьте, был весьма далёк от здорового.

Подробности, как говорится, в студию!

Как известно, изначально рыцарями называли светских воинов благородного происхождения. В умных книгах это называется военной аристократией. Однако я постараюсь больше не злоупотреблять специфическими историческими терминами.

Рыцарь – это, прежде всего, идеологически выдержанный вояка. Да, именно идеологически. И центром его миропонимания была верность своему господину. Сюзерену. Покровителю.
Начало рыцарского пути ознаменовывалось обрядом посвящения. Клятва в верности, шлепок мечом по спине, пожатие руки и поцелуй… Так или что-то около того выглядел процесс приобщения к этому благородному сословию.

В почёте – храбрость, щедрость и благородство. Стремление к первенству и славе. Самый тягчайший грех – предательство. Что может быть страшнее? Только вероломство.
Их удел – война. Поле битвы, кровавые схватки во славу господина, защита его интересов. Со временем это приобрело более широкое значение. Рыцари стали отождествлять себя с защитой справедливости в целом. Этакие покровители всех слабых и униженных. Благородные – до жути. Хоть плачь. Даже совестно об этом писать сидя.
Но тут стоит заметить, что у этих самых поборников стандарты в отношении защищаемой ими справедливости были достаточно расплывчатые. Двойные стандарты-то были, как ни крути. Слабых и униженных крестьян они и сами гоняли, точно зайцев. Не гнушались и охоту на них устроить. Делов-то!

Был еще один пикантный момент. Воспетые в романах подвиги, военные походы и турниры стабильных доходов, увы, не приносили. Да и нестабильных тоже. Дело это было хлопотное, но не прибыльное. Кушать же хотелось всегда и всем. И рыцарям тоже.

Неслучайно в средневековых архивных источниках встречаются упоминания о рыцарских бандах, куртуазно названных отрядами, которые для обеспечения сносного существования грабили округи. Тем и жили. Простенько так, бесхитростно нашли применение своим основным навыкам и умениям. Явление это было не массовое, возможно, и не слишком характерное. Однако подобные факты имели место быть.

…Идем дальше.

Истинный рыцарь должен быть прекрасно образован. В совершенстве владеть искусствами. Ублажать слух окружающих игрой на музыкальных инструментах. Например, лютнях и тому подобных архаизмах. Поощрялось пение сонетов, желательно собственного сочинения. Ещё владение несколькими иноземными языками. Чем больше – тем лучше. В идеале предполагалось освоение диалектики. Умение разбираться в тонкостях грамматики, премудростях арифметики и геометрии, глубинах астрономических знаний. Ну а если при этом он ещё и партию в шахматы без труда мог сыграть и имел и манеры безукоризненные – цены ему в базарный день не имелось.

Вот они какие – настоящие рыцари. И жили они в замках прекрасных. И мысли имели благородные. И образ жизни такой же. Так было в… идеале.
Что же в действительности?

При детальном-то рассмотрении всё было несколько печальнее.

Хочется сразу оговориться, что некоторые весьма уважаемые рыцари к образованию оказались… Как бы это помягче сказать… О! Равнодушны. Они были сильными брутальными рубаками. Жизнь свою особо не ценили. Чужую и того меньше. Все эти «охи», вздохи, поэтические строки, рифмы, письмена, музицирования… Это не про них писалось. Не про большинство.
Более того: опредлённая часть рыцарства и грамотой-то не всегда владела. Военное ремесло, его тонкости, хитрости, нюансы – это да. Это то, чего требовала их суровая рыцарская душа. Их работа. Их жизнь. Всё остальное – в хлам. На свалку за ненадобностью.

Некоторые историки, не мудрствуя лукаво, открыто и честно говорят: мол, были они невежественны и грубы. Чётко и лаконично. Хотя некоторые их коллеги с этим не согласны. Мол, напраслину наводят. Клевету возводят. И в качестве примеров своего несогласия вспоминают короля франков Карла Великого, английского короля Ричарда Львиное Сердце, бургундского герцога Карла Смелого, французского короля Франциска I, еще одного британского монарха Генриха VIII… И много ещё кого. Все они были, как ни крути, рыцарями.
Упомянутых выше уважаемых мужей действительно сложно упрекнуть в невежестве. Грамоте были обучены, науки любили, языки знали, покровительствовали людям искусства. Однако начнём с того, что все они были венценосными особами. Уж им-то было, как говорится, по должности положено знать, владеть, уметь, ценить, быть объектом для примера и подражания. Хотя, если быть до конца объективной, не в профессии было дело.

Тот же французский король Генрих I, за которого пошла замуж дочь киевского князя Ярослава мудрого Анна, был безграмотен. На высочайших документах чертил свой высокородный монарший... крест. Зато воякой был отменным. Кровавые схватки любил. Драться умел и делал это на зависть врагам и в пример подданным.
Но вернемся к образованному меньшинству...

Если присмотреться поближе и повнимательнее, то у каждого из них можно найти парочку тараканов, а то и целый табун оных. Тому же Генриху VIII, на которого ссылаются защитники рыцарских добродетелей, знание четырёх языков, нежная любовь к театру и умение вышибать слезу игрой на лютне не помешали отправлять своих прекрасных дам, жён по совместительству, на эшафот…

Согласитесь, довольно пикантный элемент куртуазности. Нестандартный подход. Я бы даже сказала, креативный. Но, им, рыцарям, виднее…
Пришло время поговорить о главном. О вечном. О любви. В средневековой литературе… Здесь я особо хочу подчеркнуть, что именно в средневековой, то есть написанной в средние века, а не в созданных позднее вариациях на средневековые темы.

Так вот, в этой самой средневековой литературе встречается много душещипательных примеров вечной любви и преданности, трогательных историй о большом и светлом чувстве. Написано об этом красиво. До слёз, до зелёной зависти.

Но, как говорится, излишние знания обременяют. И на любое твоё «ах» тут же найдётся парочка «увы». Любая красивая история имеет свой подвох. Как правило, подобные случаи настолько отличались от обычного поведения среднестатистического вояки, что возбудившиеся пииты тут же увековечивали сей факт в назидание потомкам. Мол, смотрите как надо! А возможно, мы имеем дело с довольно грамотной пиар-кампанией. Говоря современным языком, созданием положительного имиджа.
И о каком преклонении перед прекрасными дамами может идти речь, если на пресловутых рыцарских турнирах эти самые дамы выступали в роли… почётного кубка. В качестве награды победителю. Трофея…

Никто их, собственно, и не спрашивал, приятно ли этой самой даме целовать триумфатора или, того хуже, выходить замуж за толстоватого, кривоногого, не первой молодости, рябоватого, с выбитыми в сечах зубами благородного рыцаря да ещё с неприятным до жути душком изо рта... А всё потому, что этот «красавчик» на отдельно взятом турнире оказался пронырливее и удачливее других.

Нередко приглянувшуюся чужую супружницу рыцари завоевывали… Увы.. не сонетами и серенадами. А так как умели. Силой. Не всегда в честной, мужской разборке. Мнение дамы при этом, как вы уже поняли, вновь никого не интересовало. Кто победил – тот ей и муж.

Теперь поговорим о местах непосредственного рыцарского проживания. О замках. И жизнь там была не сахар. Сомневаетесь? Судите сами.
Летом, когда тепло, зелено и солнечно, в замках жилось еще относительно терпимо. Серые каменные залы давали в душный день спасительную прохладу. Свежо и приятно.
Осенью, в распутицу, сразу становилось тоскливее. Дороги размывало. Общение с внешним миром замирало. Ну а зима превращалась в сплошную борьбу за выживание. Дрова безумно дороги. Протопить огромные каменные залы считалось непозволительной роскошью для большинства бедных рыцарей. Насладиться ею могли только весьма зажиточные феодалы. Остальным приходилось довольствоваться скудным теплом единственного горевшего очага в каминном зале.

Мёрзли зимой все одинаково. И доблестные обладатели замков, и их безродная челядь. Удовольствие, согласитесь, малоприятное. А если учесть, что кроме холода в сырых каменных мешках, пусть даже и именуемых замковыми залами, практически всегда царил сумрак, граничивший с темнотой, то радости от обитания в них становилось ещё меньше.

Почему темно? Рыцарям попроще, да победнее, то есть простым трудяжкам, застекление окон было не по карману. Нередко их затягивали кто бычьим пузырём, кто телячьей кожей. Сами понимаете, что яркость освещения оставляла желать лучшего. Ситуацию несколько улучшали масляные лампы, свечи да смоляные факелы, которые, к слову, тоже были не всякому по карману.

Несколько слов о внешнем виде. Мало кто задумывается, что рыцари были… коротышками. Средний рост европейцев в то время едва доходил 160 см. Понятно, что рыцари, при всей их храбрости просто не могли быть выше.

Их лица, как правило, немытые и небритые нередко обезображивали шрамы… от оспы. Эта напасть в те времена поражала практически каждого.
В бороде нередко можно было заметить остатки еды и другие пикантные мелочи. Пищу, равно как и вино, они потребляли обильно. Без меры. С диетологами не советовались. Ели что пожирнее, зажаренное на огне. Манерами не блистали. Столовыми приборами себя не обременяли. К чему условности! Естественно и зубы не чистили. Ещё чего! Оттого и упомянутый выше душок изо рта. Правда, говорят, что в ходу у рыцарей были щётки и зубочистки и мыло имелось. Но то, что к 25 годам во рту этих славных вояк был далеко не полный комплект зубов – факт. Потому не удивлюсь, если они, ко всему прочему, ещё немного и шепелявили.

Мылись тоже не часто. А как иначе, когда каждое полено на счету и воды не нагреть?! Колодца в замке, как правило, не было. Это было, скорее, исключение. Нежели правило. Расстояние до источника воды порядочное. Не наносишься. Конечно, рыцари, пусть и самые захудалые, не сами носили её в замок. Для этого существовала специально обученная челядь – водоносы. Но всё-таки это была проблема.

Посему, мылось рыцарство редко. По большим праздникам. Зимой и того реже. А сколько там той зимы! За год омывали своё тело раза три. Во всяком случае, большинство историков настаивают именно на этой цифре. Резковатое амбре, да еще какое! – издержки милой деревенской рыцарской жизни. Известные по романам ушаты, которые якобы все благородные рыцари перевозили с собой, чтобы в редкие минуты отдыха от ратных подвигов и воспевания любви к прекрасной даме предать своё уставшее тело благодатному омовению, появились значительно позже.

Да и с паразитами, уж извините, моветон, у рыцарей проблемы были. И не только у благородных особ мужского пола, но и у не менее благородных прекрасных дам. Вши и блошки стали для многих вечными спутниками. Наказанием. Бичом, если хотите.

Не буду углубляться в подробности, напомню только знаменитую картину Леонардо да Винчи «Дама с горностаем», на которой изображена прекрасная сеньора с милым пушным зверьком. Эти милые зверьки были весьма распространены среди женского населения. Особенно их чучела. Это считалось последним писком моды!.. Да и галантные кавалеры не брезговали оным.
Однако у этого новомодного писка была вполне приземлённая причина. Помимо декоративных функций подобные изыски имели вполне практическое значение. Чучела милых зверушек выполняли при вельможных особах функции… блохоловок. Досаждавшие людям насекомые, почуяв шерсть животного, быстренько перебирались, к вящей радости хозяев, на новые жизненные пространства. Конечно, название «Дама с блохоловкой» звучит недостойно для великого живописного шедевра… Зато более приближёно к действительности.
Так они, рыцари, и жили. Не тужили. Добро наживали. Средневековье обживали. Хочется вам туда? Не думаю.

Так что, милые дамы, вздохнув над романами, давайте обратим свои ясные взоры на тех, кто сегодня с нами рядом. Глядишь, и найдем своего единственного и неповторимого, заблудившегося во времени Тристана или Айвенго. Поверьте, их и сегодня хватает.
Надо только присмотреться.

Поискать.

А кто ищёт, тот, как известно, всегда находит.

Это тоже факт. Неоспоримый.


Лариса Кучерова, фото из открытых источников


 
Отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста зарегистрируйтесь